BOLIACHKA.RU Энциклопедия болезней Анализы Причины болей

Ввод полиакриламидного геля 3 года назад

Наблюдение 7. Группа 7. Ввод полиакриламидного геля 3 года назад.

Группа 7 наших наблюдений характеризовалась инфильтрацией ПААГ в кожу, что приводило к значительным изменениям контура МЖ. У трех пациенток с достаточным покрытием кожным лоскутом была выполнена одноэтапная реконструкция МЖ с каждой стороны. У 6 пациенток, у которых в анамнезе были воспалительные процессы после инъекции геля, реконструктивная операция была разделена на два этапа.

Пациентке Ш. 38 лет гель был инъецирован 3 года тому назад. Лечение гнойного воспалительного процесса правой МЖ привело к выраженным контурным деформациям. Попытка врача скорректировать форму МЖ путем введения дополнительного объема геля сопровождалась его миграцией под CMC.

Ввод полиакриламидного геля 3 года назад. Наблюдение 7: А, Б – вид пациентки Ш. с деформацией МЖ после нагноения справа, В – препараты удаленных склерозированных тканей с обеих сторон, Г – разметка торакодорзального лоскута с кожным островком справа, Д, Е – через год после реконструкции молочных желез имплантатами с ТДЛ. Наблюдение К. П. Пшениснова

На ультразвуковом исследовании обнаружены структуры неправильной формы размером от 11 до 25 мм, содержащие жидкость как в правой, так и в левой МЖ. Пациентка хотела полностью удалить гель и восстановить объем МЖ. Ей была выполнена подкожная мастэктомия вместе с резекцией фрагментов БГМ, вовлеченных в процесс. Послеоперационный период осложнился развитием множественных сером под отслоенной кожей. Реконструкция правой и левой МЖ была предпринята через 4 и 7 месяцев соответственно, используя кожно-мышечные торакодорзальные лоскуты и имплантаты McGhan-110. Заживление раны было первичным натяжением. Незначительное собирание транссудата было в области донорского ложа в послеоперационном периоде. Через 6 месяцев после реконструкции на УЗИ было видно, что эндопротезы расположены под лоскутами, а последние хорошо кровоснабжаются. Появившийся избыток кожи в области левой CMC требовал дополнительного иссечения. После заживления донорской раны сформировались некосметичные вертикальные рубцы в том месте, где на мышечной части лоскута располагался кожный островок, который был перемещен с лоскутом по нижнему краю железы. Необходимость добираться к пропитанным гелем тканям в области латеральных квадрантов МЖ и подмышечных областях привела здесь к грубому подкожному рубцеванию.

Закрытие рапы без натяжения над имплантатами при отсроченной реконструкции МЖ было невозможным у пациенток с маленькими железами из-за дефицита кожи после мастэктомии. В таких случаях следует использовать кожно-мышечные лоскуты или экспандерную пластику. Косметичность получаемого результата при лоскутной пластике не очень высока, т. к. кожный лоскут выглядит как заплатка. В то же время экспандерная дерматензия занимает больше времени и не всегда возможна.

Все наши пациентки, уставшие от длительного лечения, настаивали на его сокращении. В оптимальном варианте должен пройти как минимум 1 год после купирования воспалительного процесса в МЖ, чтобы в них можно было расположить мышечный лоскут и имплантат.

Суммируя все гистологические исследования, можно сделать вывод, что ПААГ, пропитывая железистую ткань, ведет себя как чужеродный материал, который дает толчок воспалительным реакциям, таким как формирование периваскулярной лимфоцитарной реакции и появление большого количества гигантских клеток инородных частиц. Очевидно, этот процесс стимулирует развитие фиброзно-кистозной мастопатии, что, в свою очередь, повышает риск злокачественного перерождения тканей.