BOLIACHKA.RU Энциклопедия болезней Анализы Причины болей

Поздний послеоперационный период в эстетической хирургии

Пластическая хирургия. Поздний послеоперационный период в эстетической хирургии начинается с того времени, как проходит местная реакция тканей на операцию. Пациент может оценить ее результат, глядя в зеркало, равно как и наблюдая реакцию окружающих. Психологически он характеризуется восстановлением приемлемого имиджа личности. Под идеальной операцией подразумевают быстрое восстановление приемлемого имиджа с высокой степенью совпадения имиджа тела и зеркального отражения, а также благоприятную реакцию окружающих. Пациент доволен результатом операции, чувствует себя комфортно и смысл жизни для него достаточно ясен. Озабоченность какой-то отдельной чертой внешности быстро уменьшается и полностью исчезает.

Менее благоприятный результат заключается в медленном восстановлении имиджа с колеблющимся отношением, что в итоге может привести к неприятию имиджа. Это может быть следствием медленного исчезновения реакции тканей на операцию или результатом неудачной операции, особенно если вероятность повторной коррекции исключена.

Более важной причиной неудовлетворенности результатами эстетической пластической операции являются комментарии окружающих пациента. Известно, что разочарование может наступить, когда кто-либо из близких не заметил изменений в облике, сделал нетактичное замечание, отметил сохранение некоторой асимметрии, неровности или рубца. После таких контактов пациент проявляет повышенное беспокойство, часто изучает свой облик в зеркале, сомневается в адекватности операции, даже в тех случаях, когда ближайший послеоперационный результат казался удовлетворительным. Пациент, не удовлетворенный результатом операции, не останавливается на этом. У него могут появляться планы, направленные на привлечение к себе внимания, поиск другого эстетического хирурга или начало судебного процесса. Психологически неуравновешенный пациент может предпринять насилие по отношению к хирургу и самому себе. Поэтому эстетический пластический хирург, заметив разочарование пациента, не должен допустить, чтобы оно перешло в озлобление, которое обычно ведет к неблагоприятным юридическим и финансовым последствиям.

Поздний послеоперационный период в эстетической хирургии. В 2004 году нами (К. П. Пшениснов) был проведен анализ всех прецедентов административных жалоб, досудебных разбирательств и судебных тяжб за 10 лет разносторонней личной практики общей пластической, а также реконструктивной и эстетической хирургии, что составило 0,16% всех оперированных пациентов. Весь период времени академическая научная, педагогическая и лечебная деятельность в рамках кафедры, затем профильного курса последипломного обучения на базе крупной многопрофильной муниципальной клинической больницы проводилась в соответствии с договором о совместной работе с последней. Начиная с 1994 года реализовывались возможности работы с пациентами по механизмам добровольного медицинского страхования, а в 1997 году дополнены привилегии частной практики с функциями директора ООО «Центр пластической хирургии».

Были сделаны следующие выводы.

1. Жалобы в административные и судебные органы с недовольством результатами лечения поступали как в ранние, так и поздние сроки после выполнения пластических операций (от 1,5 месяцев до 5 лет). При этом поздние претензии бывают инспирированы социальной активностью и профессиональным успехом хирурга.

2. Вне зависимости от того, являлась услуга платной или нет, а также невзирая на то, с кем пациент заключал договор об оказании медицинской услуги (больница, страховая компания, частная фирма), оперирующий хирург неизбежно становился субъектом претензий и разбирательства, изначально выступая как ответчик.

3. Половина претензий направлялась в судебные инстанции, минуя административный разбор на уровне лечебных учреждений и местных органов здравоохранения, как это принято в развитых странах с утвержденной специальностью и профессиональными обществами, занимающими активную социальную позицию.

4. «Группу риска» по претензиям составляли иногородние пациенты из экономически менее развитых регионов. Авторитет и репутация хирурга в силу старого менталитета не являются для них «фактором сдерживания». Несамостоятельные пациенты из этой группы часто экономили время на предоперационном консультировании и прерывали предписанный послеоперационный курс наблюдения и лечения. Дополнительные организационные проблемы неизбежно возникали в связи с возможностью принятия судами исковых заявлений по месту жительства таких пациентов.

5. Отсутствие специальности, как и стандартов оказания помощи по пластической, реконструктивной и эстетической хирургии в нашей стране, нередко оставляли пластических хирургов в спорных делах и в судебных разбирательствах без поддержки коллег в регионах, один на один с возникшей проблемой.

6. Экспертами по делам о пластической хирургии далеко не всегда становились признанные авторитеты в ее области. Опасность субъективизма экспертной оценки уменьшается, когда экспертами назначались разносторонне подготовленные специалисты, имеющие профессиональный статус равный или более высокий, чем у хирургов, чью работу оценивают.

7. «Обозленный» пациент бывает готов использовать все средства для «наказания» хирурга. В доказательство своей правоты он обычно приводил доводы, экстрагированные не только из медицинской, но и из юридической, экономической, а также из бытовой составляющих оказанной услуги.

8. Правильный диагноз, адекватно выбранный и правильно проведенный метод лечения при легитимности вида деятельности с корректным оформлением медицинской и юридической документации остаются главными защитниками пластического хирурга в спорных делах при жалобах и претензиях пациентов.